Ковры

ковер на пол спб

Ковер на пол красный

схема everbrite dvd-320 драйвера на вебкамеру ic300 инструкция по эксплуатации часов "ника" литые диски r15 ремонт гепатотромбин свечи инструкция скачаю драйвера звука на 4 channel ac-3 инструкция по эксплуатации видеокамера vs 40 снегоходы артик кэт характеристики и эксплуатация читать ремонт машин oklick gp-315 m скачать драйвер прошивка samsung 4600

ковер на пол спб ковер на пол длинный паласы на пол и цени ковры напольные ворс ковер наполный
ковры на пол из хлопка

Но можно ли ставить знак равенства между героем-рассказчиком и самим писателем, с его личной биографией и судьбой? При всей «документальности» и «автобиографичности» прозы Довлатова его вольное обращение с фактами – общеизвестно. Красной нитью эта мысль проходит и в его биографии. Реальные факты для писателя – это только повод для художественного вымысла и «довершения» действительности. Это – слово Довлатова-художника. А читатель-то ищет Довлатова-человека… Приходит на ум еще одна аналогия с Лермонтовым – роман «Герой нашего времени». Здесь тоже есть и взгляд со стороны – рассказ Максима Максимыча, и более пристальное вглядывание – повествование странствующего офицера, есть и слово самого героя – «Журнал Печорина». И все-таки он уходит непонятым, неразгаданным. Приближаясь к Печорину все ближе, читатель лишь яснее понимает, что перед ним – загадка. Загадка души человеческой. При всей дружественности довлатовских «собеседников», при всей их любви к писателю – не говоря уже об осведомленности в событиях его личной жизни – он едва ли был понят до конца. Да и возможно ли это? Это напряжение недопонимания усиливается к концу книги – к концу жизнеописания. К концу жизни Довлатова. Кто-то из великих сказал, что в размышлениях о смерти человек всегда одинок. Какие мысли владели Довлатовым накануне смерти? Кто знает. Все сказанное – из области предположений. Каждый из «действующих лиц» пытается приблизиться к Довлатову и делает это с большим или меньшим успехом – в зависимости от духовной близости писателю. И все же он остается загадкой. Понять художника до конца – такое никому не по плечу. Сама постановка абсурдна. А авторы книги о Довлатове А. Ковалова и Л. Лурье таки очень близко подошли к решению этой задачи. И книга получилась очень довлатовская – разговорная, смешная, парадоксальная. Интеллигентная. И сокровенная – как будто присутствуешь при разговоре, для тебя не предназначающемся, но не находишь сил уйти и слушаешь, затаив дыхание… Я сознательно не пишу о Довлатове – пишу о биографии Довлатова: первое – недосягаемая для меня высота. Приведу только две развернутых цитаты из книги, которые меня потрясли и существенно прояснили мое интуитивное понимание довлатовской прозы. Иосиф Бродский: «Сережа был прежде всего замечательным стилистом. Рассказы его держатся более всего на ритме фразы, на каденции авторской речи. Они написаны как стихотворения: сюжет в них имеет значение второстепенное, он только повод для речи. Это скорее пение, чем повествование, и возможность собеседника для человека с таким голосом и слухом, возможность дуэта – большая редкость» (с). Александр Генис: «Простота Довлатова – не изначальна, она является результатом вычитания, продуктом преодоления сложности. Простое – по Довлатову – это сама жизнь, отраженная в словах. Слово и есть главный герой Довлатова. К приключениям слов сводится и весь сюжет его рассказов. В принципе, ему не важно, о чем рассказывать. У него почти не остается самой категории содержания, разве что какой-нибудь мелкий анекдот, забавный случай. Это даже не фабула, а ее тень, предлог к повествованию. Поэтому Довлатов из раза в раз повторял одни и те же истории – о себе, своих родственниках, своих друзьях и коллегах. Суть их давно известна его читателю, но важно не что, а как рассказано. Это как музыкальная, конечно же джазовая, пьеса, в которой разворачивается, аранжируется, трансформируется одна и та же тема. Темой этой была жизнь Довлатова, все остальное – искусство выбирать и расставлять слова в нужном, единственно возможном порядке. Именно в этом искусстве – вся соль. Довлатовский сюжет нельзя пересказать.


http://safe24.info/sitemap.xml